Назад к новостям

Мы строим крупный логистический металлоцентр

01 августа 2021

Большинство знаковых событий 2020 года для ООО "Королевский ТЗ" были связаны Дмитровским металлоцентром, на площадях которого компания приступила и к активному развитию производственных мощностей, и к совместным продажам металлопроката с крупными российскими трейдерами. В новом году, как поделился Вадим Шипунов – исполнительный директор компании, планируется расширять компетенции и сотрудничество в рамках ДМЦ. При этом новый проект не оказал негативного влияния на рыночных позициях в сегменте труб широкой сферы применения. Компания приступила к освоению производства труб из х/к проката, расширила партнерскую работу по давальческой схеме, а на 2021 год не исключает создания собственных трубных мощностей в ЮФО.

– Вадим Олегович, последние несколько лет компания активно развивает свои позиции на рынке труб широкой сферы применения. Насколько насыщенным на события стал 2020 год?

– В 2020 году мы запустили несколько проектов. Большинство из них связано с новым активом – Дмитровским металлоцентром, на развитие которого направили основной объем инвестиций.

Кроме того, в ушедшем году мы производили трубу по давальческой схеме для компании "Металлсервис" и НЛМК. Сейчас суммарная доля таких заказов приближена к 10%, и мы считаем это оптимальным показателем толлинга в нашем производстве.

– 2020 год компания начала с запуска станов по производству труб из х/к проката на площадке Дмитровского металлоцентра, можно ли считать этот проект ключевым?

– Этот проект стал первым из списка реализованных в прошлом году. Он важен для нас, но это лишь часть масштабной работы в рамках ключевого для нас события, о котором расскажу чуть позже.

К монтажу оборудования для производства труб из х/к проката приступили с января, а уже в апреле состоялся запуск станов. Цель проекта – расширить сортамент производимой продукции, чтобы стать универсальным игроком и зайти в новые сегменты рынка с точки зрения как продукта (ранее мы не производили х/к трубы), так и его потребителей, например, производителей мебели и металлоконструкций.

Сегодня сортамент труб из х/к проката представлен круглыми – диаметром от 12 мм до 76 мм и профильными – от 10х10 мм до 60х60 мм.

– Учитывая, что первый высокий сезон с производством труб из х/к проката вы прошли, удовлетворены результатами?

– Полномасштабно оценить эффективность производства пока тяжело – мы находимся на старте, плюс в масштабах бизнеса этот проект занимает небольшую долю. На сегодня новые мощности загружены до 50%. В этом году видим возможности для увеличения загрузки, тем более, что уже есть узнаваемость бренда, идет постоянное улучшение качества.

Продолжая тему новых проектов, вторым знаковым событием прошлого года стал запуск также на Дмитровском МЦ трех единиц оборудования для оказания услуг продольной и поперечной резки рулонного проката. В частности в апреле мы запустили агрегат продольной резки оцинкованного и х/к проката, а в июне – оборудование для поперечной рубки г/к, х/к и оцинкованного рулона в лист в размер.

– Зачем трубному производителю понадобилось оказание таких услуг?

– Действительно, это специфика больше металлообрабатывающих центров. Но мы считаем, что нужно расширять линейку и сервисы для клиентов. Наши потребители – это частные лица, региональные и федеральные трейдеры, заводы металлоконструкций, металлообрабатывающие предприятия и так далее. Компетенции по работе с рулонным прокатом у нас есть, соответственно для нас – это дополнительное расширение ассортимента и выход в новые сегменты рынка.

– Как оцениваете доходность и востребованность агрегатов резки? Многие игроки считают эти сервисы базовыми, направленными в большей степени на удержание клиента.

– Я считаю, что многое зависит от компетенций компании. Например, рубка листа в размер имеет огромное значение для производителей металлоконструкций. Сегодня на рынке мало компаний, которые могут быстро – в течение 3-5 дней – выполнить заказ и сократить заказчику расходный коэффициент при раскрое рулона или листа. Многие заводы металлоконструкций, покупая листы, рубят их на своих мощностях и получают большие потери металла в виде обрези.

Что касается востребованности, то на сегодня оцениваем загрузку около 30%. Если говорить о доходности данного оборудования для порезки в стандартный лист, то здесь дела обстоят намного хуже. Более того, на рынке бывают такие ситуации, когда рулон стоит дороже листа.

Поэтому, как я и говорил выше, для нас пуск данного оборудования больше дополнительный сервис, чем базовый бизнес, поскольку маржинальность и загрузка в нем нестабильные из-за текущей рыночной ситуации.

 В 2020 году многие игроки отмечали дефицит плоского проката. Запустив такое количество новых мощностей, была ли актуальна данная проблема для вашей компании?

– В прошлом году, а точнее во второй половине года, определенный дефицит наблюдался только в сегменте х/к проката. Потому что все ожидали выхода из ремонта агрегатов наших металлургов, но, в связи с известными событиями, пуск был отложен на 21 год.

В свою очередь для нас сервисы по резке проката не являются ключевыми. Объемы переработки здесь небольшие, исчисляются, например, по х/к или оцинкованному прокату сотнями тонн в месяц. Х/к металл, хоть и нестабильно, поставлялся, поэтому сложностей с выполнением заказов у нас не возникало.

Относительно г/к рулонов, то здесь дефицит сложился только к концу 2020 года по причине роста экспортных продаж в портфеле продаж комбинатов.

 Уделяя повышенное внимание новым мощностям, какой была загрузка ваших ключевых трубных активов в 2020 году?

– 2020 год по объемам производства отработали в показателях 2019 года, что обусловлено несколькими факторами. Во-первых, на наших "старых" площадках не было увеличения мощностей. Во-вторых, в апреле и частично в мае из-за карантинных ограничений и как следствие сниженного спроса на металлопрокат, загрузка трубных станов составляла около 30-40%. Летом спрос на рынке вырос настолько быстро, что мощностей не хватало, но компенсировать провальные апрель-май не удалось в полной мере. А в-третьих, в ноябре-декабре, на фоне роста цен на сырье и дефицита рулонного проката, мы приняли решение сократить производство и не гнаться за "тоннами" и долей рынка, тем самым продав меньше, чем в прошлом году. В результате, среднегодовая загрузка трубных линий составила около 70%.

– Учитывая, что компания самостоятельно обеспечила достаточно высокую загрузку собственных мощностей, зачем выполняли заказы по переработке давальческого сырья?

– В нашем случае давальческие схемы с НЛМК и "Металлсервисом" – это партнерские комплексные программы, а не в чистом виде передел.

Идея производства трубы по давальческой схеме для НЛМК исходила непосредственно от комбината, мы ее поддержали и взяли протестировать. Переговорный процесс начали летом, запустились практически в несезон, сейчас находимся в процессе переговоров по 2021 году.

– Какие преимущества от совместной работы получила компания?

– Пока о преимуществах говорить рано. Для нас, это скорее "тестирование", поскольку не рассматриваем давальческую схему как необходимость.

Вместе с тем, каждая давальческая схема индивидуальна, есть много разных нюансов, и мы их обсуждали в ходе недавней конференции Металл Эксперт.

– Насколько компании интересна давальческая схема, в которой она выступает заказчиком?

– Чисто по давальческой схеме в этом году мы работали только на Исаевском МЗ, и доля продукции выпущенной на предприятии в структуре нашего производства не превышает 10%.

ИМЗ – хороший завод с точки зрения ассортимента и количества установленных линий. Здесь было взаимовыгодное сотрудничество – завод получил загрузку, мы получили вход на рынок без инвестиций в основные средства. Это стандартные плюсы для давальца и переработчика.

– Продолжите работу по давальческой схеме с ИМЗ в следующем году?

– Сейчас мы находимся в процессе переговоров, поскольку на 2021 год, насколько мне известно, на завод планирует зайти один из комбинатов и на 100% загрузить мощности давальческой схемой.

– В случае вынужденного ухода с ИМЗ, планирует ли компания сохранять свое присутствие в регионе? Учитывая, что в течение уже нескольких лет активно развивала свои позиции на этом рынке.

– Сейчас это зависит от позиции ИМЗ. Если будет уход с завода, то это ускорит принятие нами решения по возможному открытию собственных мощностей в регионе. Уже несколько лет на рассмотрении лежит проект строительства собственного завода в Ростовской области. Да, с одной стороны, требуются инвестиции – это минус, но плюс в том, что сам контролируешь процесс производства, и у тебя не возникает рисков потери объемов.

– Каковы возможные сроки реализации подобного проекта?

– Если будет принято решение, то реализуем проект в течение нескольких месяцев. Ориентиры по площадкам у нас есть, оборудование тоже.

– К каким трансформациям рынка труб массового назначения может привести схема толлинга в среднесрочной перспективе?

– Толлинговая схема, которая сегодня развивается, ведет к единственной трансформации, в соответствии с мировыми тенденциями, – к фрагментации рынка.

"Северсталь", зайдя в данную схему, увеличила свои мощности по производству трубы на 400 000 в год. "Металлсервис" на сегодня работает по давальческой схеме с 7 предприятиями. В результате, в течение двух лет основная доля рынка производства (как прямого, так и толлинга) труб массового назначения останется у нескольких крупных игроков. Кто это будет – федеральные трейдеры, комбинаты, трубные заводы – покажет время.

– Есть ли шанс выжить у мини-заводов и остаться независимыми?

– Шанс есть у всех. Здесь несколько вариантов. Во-первых, есть специализированные трубные предприятия, работающие на узкий сегмент продукции для конечных потребителей. Такие заводы есть, и они эффективно работают даже при объемах производства до 1-2 тыс. тонн. Во-вторых, если говорить о широком сегменте – труб стандартных типоразмеров, то можно интегрироваться в схему толлинга не на 100%, а для частичной загрузки.

– В случае перехода на давальческую схему, как долго смогут просуществовать заводы, учитывая, что текущая стоимость за передел не позволяет инвестировать в поддержание работоспособности мощностей?

– Здесь действительно важно понимать – какие договоренности между двумя сторонами. То, что мы слышим на рынке – это одна цифра, в реальности надо погружаться в "нюансы". Откровенно говоря, существующие расценки по переделу покрывают только операционные расходы, причем не всегда.

Но если говорить про сроки существования переработчиков, то я склоняюсь к тому, что скорее последует увеличение стоимости передела, потому что сейчас она занижена.

– Возвращаясь к вашей компании, какой же проект стал ключевым для вас в 2020 году?

– Это проект, о котором упоминал ранее, – Дмитровский металлоцентр.

В связи с тем, что трубный рынок уже прошел процесс консолидации, сформированы трубные кластеры, закрывающие потребности, а дальнейший рост мощностей, по нашему мнению, не оправдан и ведет лишь к ухудшению финансовых результатов, мы выбрали для себя другую историю – решили пойти в строительство крупного логистического металлоцентра на севере Московской области.

– Почему именно логистический металлоцентр?

– На вторичном рынке металлопроката тоже продолжается консолидация. Например, в сегменте арматуры, на сегодняшний день, со всеми крупнейшими потребителями в Москве все больше работают торговые дома комбинатов, чем трейдер. Такая же история, скорее всего, будет происходить и в листовом прокате. Поэтому мы решили, что развиваться как трейдер в этих видах товара – это тупиковая история, поскольку рынок конечного потребителя уже работает в основном либо напрямую с производителем, либо с его торговым домом. Заходить сюда трейдеру и пытаться ловить какую-то маржу уже неэффективно. Наоборот, как показал 2020 год идет обратный процесс сокращения независимых игроков. А если ты не можешь конкурировать успешно на этом рынке, то , есть вариант предоставления качественного логистического сервиса, используя свои компетенции и мощности.

– Что уже сделано в рамках проекта?

– Как уже упоминал выше, запустили на ДМЦ первые производственные мощности и дополнительно к традиционному ассортименту представили новые группы товаров - х/к трубы, г/к, х/к и оцинкованный лист в размер.

В рамках сотрудничества, заключили контракты по ответхранению с такими компаниями как ТД НЛМК, "Брок-Инвест-Сервис", "Мечел-Сервис" и ТД ММК. Таким образом, создаем уникальную площадку на севере Московской области, с широкой линейкой металлопроката и минимальными ценами, поскольку каждый игрок силен в своей продуктовой группе. Потребитель сможет купить продукцию у разных поставщиков, но приехать и загрузиться в одном месте.

Благодаря современным ИТ-решениям в режиме онлайн можем обмениваться остатками. Клиент, который приезжает даже с "20-тонным заказом" может выписать товар у трех-четырех компаний и забрать его в одном месте, купив, например, 7 тонн трубы, 3 тонны балки и 10 тонн арматуры.

– Т.е. на своей площадке Вы уже реализовали проект совместных продаж, которые сейчас развивают комбинаты с помощью интернет-платформ?

– Да, все правильно, сейчас многие это продвигают. Но мы не создаем новых ИТ-платформ, речь идет именно о том, что КТЗ на сегодняшний день может предложить своему покупателю не только трубу, но и весь тот сортамент, который лежит у нас на ответхранении, по согласованию с поклажедателем.

 На интернет-порталах НЛМК, "Мечел-Сервиса", ММК труба КТЗ представлена?

– Сейчас проходит интеграция и налаживание сервисов. Это решение одного-двух месяцев. Все зависит от желания партнеров.

– Как будут организованы услуги доставки? Кто вкладывается в автотранспорт, например?

– Хороший вопрос. Этот сервис как раз находится у нас в проработке. Поскольку Москва это профицитный рынок по автомобилям, мы решили не создавать собственный автопарк, а найти перевозчика, который обладает парком более тысячи автомобилей. Сейчас идут переговоры.

– Какие планы по ДМЦ на 2021 год?

– Основные задачи – вывод металлоцентра на определенные показатели по отгрузке и металлопереработке и стабильная загрузка нового оборудования.

Дополнительно ищем для площадки новые проекты. В качестве примера, крупный завод металлоконструкций (ЗМК), поскольку площади есть, металл всегда в наличии, логистические расходы для такого партнера отсутствуют, а мы заинтересованы в производстве связанном с переработкой металла.

– Чего компания ждет от 2021 года по спросу и потреблению на металлопрокат?

– Главное, чтобы в новом году сохранялся платежеспособный спрос. Мероприятия и меры, которые были приняты государством по инфраструктурным проектам, льготной ипотеке и финансовым вливаниям были реализованы. Это первое, что может оказать поддержку спросу и потреблению.

Во-вторых, пандемия спровоцировала трансформацию экономики. То, что могло произойти через пять лет, произошло за один год. В новых условиях возможно развитие по разным сценариям. Первый вариант, люди возвращаются к обычной жизни, начинают отдыхать и тратить деньги в сфере развлечений, туризма. При этом сценарии будет возврат инвестиций в коммерческую недвижимость. Второй вариант, сохранение режима ограничений, тогда в 2021 году драйвером потребления металлопроката могут стать инвестиции в частное строительство.

Также важным фактором, несомненно, является цена. В 2021, по причине резкого роста экспортных котировок и ослабления курса рубля, мы входим на уровнях (в рублях), с которыми наша экономика еще не сталкивалась. Как это повлияет на спрос? По классике рынок должен какое то время "привыкать" к высоким ценам для восстановления объемов.

– Что пожелаете рынку, коллегам и партнерам на 2021 год?

– Пусть у всех дома все будет благополучно, все будут здоровы, а в бизнесе, несмотря ни на какой шторм, оставаться на плаву.





 Металл-Курьер


Подписка на рассылку актуальных новостей и акций